Category: дети

Nuretz, Tot

Девы, радуйтесь!

П. Нюрец воротилась из теплых краев, где полоскала своё туловище в бирюзовых волнах, флиртовала с загорелыми вьюношами и немножечко пила местных вин. Но это, понятно, всем похуй, зато не похуй что птичечка несет в клювике. А несет она очередное четверьговое удивление. И касается оно в первую очередь того, что некоторые дети (чужие дети) успели подрасти и превратиться во вполне приличных мущин. Хотя ничто не предвещало. И пусть нас порицает общественность, а мы нынче этого дитя разберем на составляющие, потому что оно уже совершеннолетнее и не получит ужасной моральной травмы. А если и получит, то нам это будет уже все равно, ибо мы точно знаем, что из прекрасных мальчиков порою вырастают мизогины и абьюзеры, так что поделом ему авансом! Не будем, в общем, долго разговаривать,Collapse )
Nuretz, Tot

Как ни в чем не бывало

продолжаем подрубрику "заявочные четверьги" и сегодня у нас настоящий сурпрайз. Вы, небось, раскатали губешки на какого-нибудь знойного мачу. Но сознание наших френдов порой рождает чудовищ почище всякого сна разума. Потому сегодня авторский комментарий будет особенно затейлив, усугубленный тем, что никогда не видела я этого, с позволения сказать, артиста, прежде. Нигде и никогда.
Кого же спят и видят некоторые наши френдессы. Ооо, друзья. Если вы музчина и считали себя блеклой молью – воспряньте и возгордитесь. Так как тут такое, что словами не опишешь, нужно непременно
Collapse )
Nuretz, Tot

Четверьговый вечерний плач

А вот что еще рассказать хотела – новости с сайтов знакомств. Уйдя из бестиариев и рассадников оладухов и прочих омег, типа мамбы и дейтинга, осталась я на одном пристойном ресурсе. И кое-что наблюла!
Устойчивую тенденцию, дорогие женщины.
Рост сегодняшнего белого стройного мужчины от 30 до 40 не превышает 172 см.
Парад карликов наблюдается сегодня среди белых стройных мужчин с зарплатой свыше 1000 $. Бывает такое, что увидишь фото – и ахнешь, дорогие женщины. А копнешь в анкету поглыбже, а там – 172 см. И начинаю я горько рыдать, уважаемые дамы. Потому что мой рост без обуви составляет 176 русских православных сантиметров. Да еще есть парк обуви на шпильке и платформе. В любых из этих басаножек ваш ростометр показал бы от 185 до 190 см. И вы меня простите, конечно, но я бы хотела видеть по крайней мере лицо собеседника. А не его зарождающуюся плешь. На неё можно полюбоваться в других обстоятельствах и совсем не обязательно пыриться на неё посреди, скажем, Красной площади. Я, может быть, иногда хочу уткнуться лицом в чью-то грудь. А не чтобы мне. Я сорвала 15 свиданий. 15, Карл. Потому что я, как женщина реализовавшаяся в материнстве, имею стойкий условный рефлекс: что маленькое – то дети. Что дети, то не подходит для свиданий. А дети с проплешинами должны быть отведены к доктору на предмет стригущего лишая.
Я отчего так убиваюсь – ведь я пролистала тыщи анкет. И киньте в меня грязью, если я вру: ни одной души выше 172 см.
Это что вообще?
Это как понимать?
Nuretz, Tot

Искусствоведческое

Кино смарела вчера по случаю. Там короче шестидесятые, деревенская жисть, однако центральная пара живет во грехе, презрев общественную мораль. Разумеется, представления о контрацепции у пары смутные, так что когда девушка оказывается беременною, мущина ломает руки и кричит: "Как" и "За что". После чего велит девушке идти на аборт. Она пиздит ему, что наврала про беременность и валит в еще более глухую деревню, где находит поддержку в лице родственницы Пиздосьи Ивановны и там растит сына и выполняет пятилетку в три года. Ок, ладно, все вроде довольны. Но тут мущина спустя шесть лет спохватывается, понимает, что проебал свое щастье и едет по следам возлюбленной. Для начала он прикидывает хуй к носу и понимает - ага, пацан-то мой. После чего приёбывается к ребенку и принимается его сперва морально, а потом и материально шантажировать. Девушка встречается с бывшим, говорит ему внятное "Нет" и идет по своим делам. И вот тут начинается самое интересное. Мущина бежит к Пиздосье Ивановне и закатывает ей показательную истерику с шантажом и выкриками "Этачтожы, мне и с СЫНОМ не дадут видеца??", чем смягчает её многомудрое сердце. Делает вторую попытку встретиться с девушкой, снова слышит твердое "Нет" и идёт, конечно же, бухать. На спиртной дух подтягивается и Пиздосья Ивановна, которую хитрожопый герой подпаивает и ссыт в уши про "я теперь другой человег", заодно грозясь завтра же покинуть деревню. Не вполне протрезвев, Пиздосья Ивановна идет к героине и долго ебёт ей мозги про "мальчикунуженотец" и свои женские потери. Про войну заодно и прочую хуету, от которой у меня волосы встали дыбом. Но, поскольку Пиздосья Ивановна для героини - непререкаемый авторитет, уверенность героини в собственных силах значительно уменьшается. Она уже не понимает, как прожила шесть лет без вот этого вот атца. От пацана мужик тем временем прячется, предварительно примелькавшись. И вот не успела Пиздосья Ивановна утереть слезы и отчалить, как к героине подходит ребенок и начинает ныть, что дядя очень пиздатый, добрый и много всякого уже ему подарил и подавайте дядю обратно. Таким образом героиня оказывается одна в то время как уебан, бросивший ее беременную, переманил пирожком на свою сторону все ее ближайшее окружение. Как следовало поступить: пацану поджопник, чтоы не разговаривал с незнакомцами. Пиздосье Ивановне - выговор с занесением в грудную клетку. На папашу - заявление в ментовку о преследовании. Ну или подговорить знакомых колхозных мужиков, чтобы попугали тракторной рессорой.
Но нет. Наша пара мирится и готовится к долгой счастливой жизни. И вот эту мизогинную ебанину про женщин, поставленных в раковую позицию, десятилетиями преподносили как разумное, светлое, доброе.
Данунахуй.
Nuretz, Tot

Ужасы дедушки Корнея

Наш старый друг и любимый детский писатель Корней Чуковский давно любим не только детишками, но и психиатрами. Если вы не видали еще творений психиатра Пудикова, то я их вам настоятельно рекомендую. Если будет интересно, то как-нибудь я отсканирую для вас его научные статьи: "Отражение в творчестве К. И. Чуковского взаимодействия эдипальных и преэдипальных механизмов в процессе восстановления внутриличностного единства (сказка "Федорино горе")" и "Доэдипальные проблемы в творчестве К. И. Чуковского (сказка "Краденое солнце")".Collapse )
Nuretz, Tot

Про аргументацию

В популярных сегодня гендерных срачах я всегда неизменно гомерически хохочу, наткнувшись на некоторые аргументы, приводимые мущинами в качестве пруфа своей правоты и превосходства.
Например, они пишут: а чо вы тогда не служите в армии. Птиииички))) Во-первых, служим. Во-вторых, принудительную отдачу долга родине придумали не женщины. И не женщины вас выдергивают из-под вязаной маминой юбки прямо в холодные и голодные казармы. Женщины напротив, вносят бабло в разные инстанции, чтобы вас, своих сыначек, от армии отмазать. В матриархальном мире армии бы вообще не было, или только профессиональная – ведь даже британские ученые доказали, что уровень критичности к себе у женщин выше на порядок. Но нам не нужен матриархат, мы за равноправие. И не собираемся отказывать мальчикам в удовольствии поиграть в пестики и помечтать о мировом господстве.
Еще один мужской аргумент, который валит меня сразу на коврик: на развод подают в 90% случаев именно женщины. Вдумайтесь в эту формулировку. Попробуйте найти в ней скрытый смысл. Сравните ее, например, с такой: 90% заключенных с удовольствием выходят на свободу по УДО. Или вот: обслуживающий персонал с радостью устраивается на более статусную работу в 90% случаев. Или еще такой: 90% людей стараются выйти из травмирующей ситуации как можно скорее. Вы всё еще кипятите?
И, пожалуй, мой самый любимый: а вы тогда идите работать в шахту.
А вы тогда очистите офисы. Выньте мягкие жопки из офисных кресел и идите валить лес и грузить уголь, используя то, чем вас наградила природа-матушка – физическое превосходство. Может быть, работа на свежем воздухе прочистит ваши мозги и вы поймете, что однажды протрезвевшая женщина больше никогда не захочет хуярить в две смены на благо пары офисных или диванных яйчишек.
А самая больная тема – деточки. Ни разу еще в своей жизни я не слышала, чтобы мущина, бросивший детей, сказал: я хочу забрать детей к себе. Мне не чинят препонов в свиданиях с детьми. Я активно участвую в воспитании. Нет. Они говорят все как один заученную формулировку: мне не дают видеться с детьми, я бы их забрал, но кто же мне их отдаст! И тут уж я тянусь за кислородной маской, ибо дышать не могу от хохота. Вы бы, друзья, хотя бы слова в тексте местами меняли. Было бы не так смешно, но немного более правдоподобно.
Однако я уже вижу приближение времен, когда матери перестанут бояться осуждения социума и начнут радостно оставлять детей бывшим мужьям. Почему-то женщина должна стыдиться того, что материнский инстинкт не проснулся. Почему-то женщина обязана любить своих детей. Вы бы удивились, если бы узнали, на сколько процентов это соответствует действительности.
А то глядела я как-то пидарачу, так вот там ведущий вдруг говорит: этот человек совершил героический поступок! Когда умерла его жена, он не бросил собственных детей, а воспитывал их, продолжая работать. Ааааааа!!! Чоправда?? Своих собственных детей? И работать даже?? Ну бля в натуре герой. А вы, девочки – разведенки с прицепами. И говорят вам это те, кто обеспечил прицепами бывших жен, а себя считают вольными казаками на выпасе.
Радует только одно: общество стремительно выздоравливает. И скоро аргументация в духе "у меня хуй, поэтому я прав" – окончательно станет признаком уморительного долбоёба, очевидным для большинства.

Четверговый холивар

Сегодняшний четверг будет без мужиков в обычном понимании. Во-первых потому, что вчера я была на девичнике. И там, конечно же, был стриптиз. Поэтому сегодня я ощущаю к голым туловищам легкую неприязнь, отягощенную обезвоживанием организма. Вернувшись около половины третьего домой я влезла в жж и наткнулась на пост в топе. Обычное дело, скажете вы, все так или иначе натыкаются на тот или иной пост в топе. Как без этого. Однако сил моих больше нет читать незамутненные глупости от людей, позиционирующих себя психологами. Одна, простите, тётинька, вываливает свои влажные фантазии о юных жиголах, вторая разбирает на составные части персонажей из кино и мультфильмов. И так я, знаете ли, вомутилась, что даже спать спокойно не смогла – проснулась ногами на подушке и долго искала под собою телефон, а когда нашла, выяснила, что ночью сделала несколько важных звонков разными частями туловища.
Ну и тут, само собой, мне захотелось взять да и расхерачить в пух и прах все эти глупые псевдопсихологические выкладки.
Жиголы меня не интересуют, а вот персонажи – напротив. Так что завести меня, взяв для разбора Карлсона и назвав его социопатом, было делом двух минут.
Collapse )

Когда сын превзошел отца

Дзевачки, у меня новая любовь. Так и знайте, ваше мнение тут ничего не решает, потому как я млею при виде этого славного мальчижки. Ябдала - это слабо сказано. Я б напала со спины и сама бы все взяла. Сегодня у нас - сын очень знаменитого папаши. Культовой фигуры. Живой легенды. Но батя совсем уже дед (да и не был никогда особо сегзи, если по-правде), а вот сыночка егоный - просто прелесть что такое. Извините за неровный почерк,
вот он, гадкий мальчижка, тронувший вялые струны моего пожилого либида
Collapse )

Про Карла

В это прекрасное утро я тоже решила написать про Карла. Тем более, я не знаю, что это за мем и откуда он есть пошел. У меня с мемами вообще всегда сложно - я догоняю их через пару лет после того, как они вышли из моды и с восторгом вворачиваю там и сям. Посему я расскажу вам про своего Карла. Историю мою про Карла уже снесли на баш лет 8 назад, так что буду рассказывать подробно.
Всем известно, что у беременной женщины мозг начинает работать в другом режиме, презирающем разум. Британские ученые говорят, что он даже в размерах уменьшается. Мозг, конечно, а не разум. Разум оказывается побежден инстинктами и почти не дает о себе знать, пугливо упрятавшись в недрах головы. Например, беременная женщина, которая велела купить 8 штук мороженого (это всё мне!), кладет его в пакет, пакет прячет за говяжий мосол в глубине морозилки и регулярно ходит пересчитывать добро. А потом видит, что одного, клубничного, не хватает. Забыв, конечно, что сожрала его полчаса назад. И трагично вопрошает у каждого: кто съел МОЁ мороженое? Кто обобрал несчастную убогую женщину? Ей ничего не стоит напиться молока прямо из пакета, уголок которого она пред тем оторвала зубами и выплюнула прямо в холодильник. А потом недоумевать, откуда эта куча уголков в холодильнике и почему ее обвиняют в том, чего она никогда не делала.
И вот однажды, когда казалось, что порог странностей давно перейден, у беременной меня случился коллапс и я объявила всем, что назову сына Карлом. Не, ну а как еще назвать ребенка, отец которого - этнический немец, носит немецкую фамилию и выглядит, как недобитый фриц? Все охуели и бросились отговаривать. Но их аргументация была ничтожна для меня. И то, что малыша будут звать Карликом. И то, что две буквы Л на стыке имени и фамилии будут ломать язык. Подумаешь, говорила я. Зато это прекрасное немецкое имя, а кто не понимает, может пройти вон туда. Таким образом плод носил имя Карл целых два месяца. Все уже смирились. Покорно ждали Карлушу. Оставался месяц до появления Карла на свет. И вот в один замечательный день я предавалась послеобеденным грёзам о своём прекрасном будущем. В них у меня уже родился Карл. Вырос и пошел в школу. И однажды случилось родительское собрание, на которое я не смогла пойти и пришлось идти отцу. А там учительница по очереди разбирает каждого ученика, и доходит очередь до нашего. Разумеется, круглого отличника и активиста. И тогда она, не без гордости, говорит во всеуслышание:
- Вот, тут у нас сегодня находится папа Карла.
Шта, сказал мой разум спросонья. Какой еще нахуй папа Карло. Нет, детка, твоего ребенка будут дразнить отнюдь не Карликом. Я вскочила и заметалась по комнате. Надо было срочно что-то делать. Я перебирала в голове всех великих немцев, на меньшее я согласна не была. Но в этой голове был только Гитлер. На мое счастье в телевизоре промелькнуло лицо Эйнштейна. Так я решила вопрос с Карлом и все выдохнули. Потом кто-то из родни рассказывал, как боялся, что я передумаю, вспомнив Фрейда.

Как-то на одной работе я рассказала эту историю и меня все два года, что я там трудилась, звали исключительно мамой Карло.

Злорадства псто

Тетя Софа нынче затронула животрепещущую тему. А я, конечно, тут же бросилась попугайничать. Вообще, слово "попугайничать" у меня исторически ассоциируется с совершенно другим процессом, а именно: когда у меня жил попугай Ктулхочка, свой одинокий период полового созревания он проводил перед зеркалом. У кого были волнистые попугаи, те прекрасно знают, каким образом эти птицы занимаются самоудовлетворением. Они превращаются в перьевой шар и неистово елозят по жердочке, выкрикивая все известные им словесные конструкции и воспроизводя еще миллионы разных громких звуков. Ктулха при этом при всем еще держал в одной руке свое зеркало, к которому был прицеплен колокольчик. И когда начинал звонить колокол, можно было не спрашивать, по ком. В любом месте квартиры становилось понятно - Ктулха попугайничает. Но я не об этом, конечно.
Софа, как обычно, права. Ничто так не развивает иронию, а тем паче самоиронию, как тяжелое детство. Но я даже и не об этом тоже.
Так же как и Софа, все свое детство я провела в бабушкиной библиотеке, последовательно прочитывая содержимое полок, до которых дотягивалась. Я не выпускала книги из рук никогда, а особенно за едой. Поэтому мои одноклассники получили в виде меня отличный подарок - толстую ботаничку-отличницу, над которой так приятно издеваться. Так же, как Софа, я весила 40 кг. в третьем классе. И вспоминая этот период я могу точно сказать - никакой самоиронии у меня тогда не было и смеяться над собой я категорически не умела. Для родителей я всегда была "самавиновата" и я даже не знаю, что бы со мной стало, если бы не старший брат, которому я обязана всей своей иронией и всей своей способностью быстро реагировать и смеяться там, где хочется плакать. Он очень мало побыл со мной, но успел дать больше, чем кто-либо еще на всей земле. К тому же он пристрастил меня к кикбоксингу, а я так хотела стать мастером спорта, что очень быстро похудела. И вот с этого момента начинается то, о чем. собственно, пост. О злорадстве.
Придя однажды в школу после лета, я обнаружила обидчиков малышней. Я умудрилась внезапно перерасти их всех на голову. И меня, как по волшебству, перестали задевать. Это и был отправной момент, в который во мне зародился тролль, здравствующий и посейчас. Я не стала их бить. Но свою порцию подъебок получил каждый. Потом, конечно, я их всех забыла. Но каждому известно, что глубокие детские травмы забыть до конца мало у кого получается. И вот как-то раз, спустя много лет после выпуска, я увидала своих обидчиц в одноклассниках. Думаете, я была настолько добра, чтобы по-человечески им посочувствовать? Неа. Я улыбалась во весь свой рот и приговаривала вслух, обращаясь к монитору: Наташенька, ух ты моя пусечка. Да какая ж славная. Потому что Наташенька, обладавшая в школе завидным анорексичным телосложением, вдруг раздулась, как вот эта сушеная игольчатая рыба. Сто десять килограммов Наташи. Которая презирала толстяков. Катя, прелесть, душенька. Она носила мини и считалась одной из красивейших девочек класса. Что с тобой, Катя, откуда все эти подбородки, ты ведь так ненавидела толстых? Умничка Вера, которая говорила: не бывает полных, бывают жирные! Как ты могла так запустить себя, Верочка, как ты себя теперь называешь? Сашулька, милый мальчик. Он называл толстых девочек толстожопыми свиньями. Как ты живешь теперь, Саша, с этим животом, тянущим на переношенную беременность? Представляешься ли ты "перекормленным боровом" или придумал что поинтересней?
Но потом я все-таки немного посочувствовала. Тяжело, наверное, вот так. Всю жизнь быть уверенным в своей неотразимости, пребывать в уверенности, что мимо тебя пройдут болезни, гормональные сбои, возраст, в конце концов. И оказаться с глазу на глаз с неприглядной правдой, но без главного - без самоиронии, которая не растет на благодатной почве. Она растет лишь на каменистых землях убогой социализации.
Я давно вешу свои честные шестьдесят пять килограммов при росте 175 см. Я не боюсь казаться или выглядеть смешной. А если я растолстею, то вмиг придумаю, как таскать свое отяжелевшее туловище.
А как же вам живется теперь, мои бедные школьные товарищи?