Category: напитки

Я на ракете

Во времена моего детства были весьма распространены всевозможные дразнилки. Я на ракете, а ты в туалете. Тебе смешно, а мне обидно - тебе говно, а мне повидло. В ответ на обвинительное "Это ты!" можно было сказать, что либо "тебе насрали в рот коты с трехметровой высоты", либо "жопой нюхаешь цветы". Я думаю, несправедливо, что дразнилки - эти аргументы, сражающие наповал, ушли в прошлое. Надо бы возродить эту хорошую традицию, адаптировав ее максимально под современную реальность. Под жежеже, например. Я в топе, а ты в жопе. У меня соцкапитал, а тебя отродясь никто не читал. У меня прифренд, а у тебя один коммент. У меня аккаунт платный, а у тебя аватар отвратный. У меня комментариев триста, а ты отсоси у тракториста. Я пишу для умных людей, а твои френды - рассадник блядей. Мои комменты остры как ножи, а ты путаешь падежи. Тут собрались интеллигенты, а ты, быдло, прочь из ленты. Ну и крайний аргумент: моя логика - закаленная сталь, а ты постишь хуйню и мне тебя жаль.

Самый

Сегодняшний четверг принес нам мужчину не для всех. Только для меня. Я честно пыталась разглядывать мясо, но оно является непривлекательным для меня во всех смыслах. Я его не ем, я его не хочу. Но, к сожалению, мужчина, которого я хочу, занят. Занят давно и плотно, а поскольку любовь моя к нему очень сильна, то я безо всякой задней мысли за него и за его "бест хаф" рада и счастлива. Итак, посмотрим на Нюрцовский идеал в качестве четверьгового музчины?
Collapse )

Необычное в привычном

Поясняю – привычная у нас рубрика, давно полюбившаяся читателям, то есть вам, то есть "четверьговый мужчина". А необычно то, что мужчина, которого мы сегодня будем разглядывать, пригоден для создания новой подрубрики – "ябдала лет двадцать назад".
Collapse )

Бабушка

У одного моего товарища была бабушка. Крупный философ. Всякий раз гости, собираясь у него дома, просили предъявить бабушку. Бабушка приходила, выпивала водки и выдавала сентенцию:
- Старость придет... - тут она надолго замолкала, а мы, затаив дыхание, ждали конца изречения. - Никого нигде не найдет! - довольная собой кончала бабушка и выпивала еще. - Выпей тоже, Нюра. Покажи им. Этим зайцам. Которые пляшут в лесу.
И указывала на своего внука сотоварищи. Мы, конечно, ржали. Ржали до слез, ржали, как кони. Мы тогда и слов-то таких не знали - афазия, вот это всё.
И, Ершова, кажется я все-таки повзрослела. Сегодня мне для безудержного веселья уже недостаточно водки и одного сумасшедшего человека.
А как повзрослеешь - там и старость придет.
Дальше вы знаете.